Денис ЛЕБЕДЕВ: ненависти к Джонсу уже нет, но бить его буду сильно

Денис ЛЕБЕДЕВ: ненависти к Джонсу уже нет, но бить его буду сильно

23.04.2014


Чемпион мира по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA) в весовой категории до 90,71 кг россиянин Денис Лебедев готовится в Москве к бою-реваншу против панамца Гильермо Джонса, который состоится 25 апреля. В интервью ИТАР-ТАСС Лебедев рассказал о первом опыте сборов за океаном в зале знаменитого тренера Фредди Роуча, отсутствии ненависти к Джонсу за применение допинга, о визите голливудского актера Микки Рурка, жестком контроле за командной панамца во время боя-реванша и голоде по боксу. 


В мае 2013 года россиянин уступил Джонсу пояс чемпиона мира, проиграв техническим нокаутом в 11-м раунде. В одном из первых раундов после удара в область правого глаза у россиянина появилась опухоль, которая по ходу боя превратилась в огромную гематому. В 11-м раунде, побывав на полу, Лебедев не смог встать за положенные 10 секунд, и победа была присуждена панамцу. Позже допинг-тест Джонса дал положительный результат, и титул был возвращен российскому боксеру. WBA обязала Джонса встретиться с Лебедевым по возвращении на ринг. 


- Впервые в своей карьере вы тренировались не в России, а в США, в знаменитом зале Фредди Роуча. Что можете сказать об этом опыте? 


- Хочу сказать, что бокс все-таки начинается с Америки. Я не буду рассказывать обо всех нюансах, просто скажу - посмотрите бой Ломаченко и Салидо - вы сразу поймете в чем разница между нашим боксом и профессиональным американским. Боксеры поймут то, о чем я говорю. 


- То есть, за океаном вы получили больше пользы, нежели за то время, что провели бы в России? 


- Да, я считаю, что съездил не зря. Сейчас мне важно применить все мои знания. Я три месяца провел в США, из них один Фредди Роуч отсутствовал. Но это можно понять, он тренер нарасхват. В этот раз ему пришлось много времени уделять Мэнни Пакьяо. То, что мне доставалось - этим я пользовался. В любом случае, я получил большой опыт и постараюсь применить его на практике. Скажу больше, если все пойдет нормально, мы продолжим наши занятия. 


- Как сейчас оцениваете свою форму и готовность? 


- Не буду никак ее оценивать, увидите все в бою. Не люблю этого делать, говорить что-то за себя. Пусть скажет спортивное сообщество. 


- Говорят, в зале с вами тренировался Микки Рурк, а теперь он приедет на бой против Джонса… 


- Судьба меня свела с ним. Но там не только Микки Рурк, в Лос-Анджелесе тренируется много звезд. Я не думал, что их там столько. Все звездные боксеры - Мигель Котто, Хулио Сезар Чавес, которого побил Костя Цзю, Антонио ДеМарко, Ола Афолаби… Все большие имена. В общем-то, очень близко удалось пообщаться с Рурком. Он оказался очень своеобразным человеком, скажем так, взрощенным улицей. Он был на самом дне, а потом смог подняться на вершину. Ему исполнится 62 года, но он три раза в неделю приходит в спортзал, проводит свою коронную серию 20 минут, собирается и идет домой. И ему это нравится. 


- Вы сами пригласили Рурка в Москву? 


- По-моему, его позвал Андрей Рябинский. Насколько я знаю, Микки тоже один из его любимчиков. Поэтому, они сами договаривались. Но, одно хочу сказать, Микки - симпатичный в общении человек, нисколечко в нем нет звездной болезни. 


- Недавно переехавший в США Егор Мехонцев рассказывал, что за океаном он сначала здоровается со всеми на русском, а потом уже переходит на английский. Действительно ли там так много россиян? 


- Мне удалось с ним увидеться там, Егор сейчас набирает себе бои, идет довольно-таки неплохо. Думаю, что при нормальном раскладе должно все получиться. Пока ему достаточно того багажа, который остался еще со времен сборной России. Считаю, что у нас отличная школа. Единственное, в чем наша ошибка, если ее можно таковой считать - нас не учат грязным приемам, мы этого вообще не знаем. А надо это знать и уметь. Иначе, как говорит мой папа, нам удачи не видать. 


- У вас сейчас есть ощущение того, что российских боксеров начинают уважать за океаном? 


- Да, в первую очередь это Сергей Ковалев и Руслан Проводников. Очень важно, что ребята выходят под российским флагом. Когда-то я выступал на Играх доброй воли в Нью-Йорке, вышел в костюме с сумкой на плече. Нас было 24 человека, в каждом весе - по два. У меня было такое чувство, что я до сих пор его помню, мурашки по телу. Я вышел из самолета с одной целью - победить. И это очень важно, когда поднимается флаг России, я чувствую себя победителем. 


- Ковалев отметил, что в США российских боксеров начинают бояться… 


- Я об этом не думаю, честно говоря. Побаиваются или нет - покажет время. Но наши результаты говорят именно об этом, поэтому я согласен с высказыванием Сереги. 


- После первого боя с Джонсом вам потребовалось определенное время, чтобы залечить серьезные повреждения. Сейчас они уже не беспокоят? 


- Сейчас уже ничего мешает, будем надеяться, что дальше так и будет. Осталась только спортивная злость, не более того.
 
- В тот момент, когда все видели ваше лицо, пошли разговоры о том, что в команде не было профессионального катмена. Сейчас эта ситуация изменилась? 


- С катменом была проблема. Но это вина всей нашей команды. Начиная с меня и, заканчивая Костей Цзю. Виноваты все, и Александр Васильевич Зимин. Все по чуть-чуть. Я считаю, что любой из названных, в том числе и я, мог сказать - ребята, давайте возьмем хорошего катмена. Никто бы не отказал. Точно также сказали бы Зимин, Цзю…. Нам бы его предоставили. Но об этом никто не подумал, что ж, так, видимо, звезды на небе сошлись.
- То есть сейчас все по-другому? 


- Будем надеяться, что катмен нам в этом бою не понадобится. Но, как показала практика, мы должны быть готовы ко всему. 


- Вспоминая этот бой, сразу приходит мысль, что все изменило рассечение в первом раунде…
- В моей жизни был пример. Когда я начинал заниматься профессиональным боксом в Лужниках в спортивном клубе "Рекорд", со мной тренировался парень из Днепродзержинска Вадик Хамаза. Он оспаривал звание чемпиона Москвы среди профессионалов. Вадик на тот момент был уже постарше нас, ему было уже к тридцати годам, нам - по двадцать. И он тоже в первом раунде получил рассечение, вышел на следующий - добавилось второе. И с двумя рассечениями он довел до конца эти десять раундов, а я удивлялся - как так можно… А когда в бою Джонсом подобное произошло со мной - я вспомнил про тот случай. Я обязан был терпеть, но, видите, не дотерпел чуть-чуть. Считаю, что слепым может боксировать только Жан-Клод Ван Дамм в голливудских фильмах. А с Джонсом, видимо, у нас была судьба сразиться еще раз. 


- Но, при наличии рассечения, тактику пришлось менять… 


- Тактики на нокаут у меня совершенно не было, все планировалось по-другому. Когда получил рассечение, потерял над собой самоконтроль. Я совершенно не слышал, кто и что говорит. У меня был один план - вырубить Джонса до половины дистанции, иначе меня сняли бы за невозможностью продолжать бой. У меня был серьезный и опытный противник, и я понимал, что он будет бить именно туда. Поэтому, нужно было убрать его... Этого не получилось, "бензин" стал заканчиваться, и я пытался вытаскивать бой на том, что есть. Может быть, и дотащил бы, но в десятом раунде "лопнул" второй глаз, и я перестал вообще видеть, потерял картинку. 


- Руководитель промоутерской компании "Мир бокса" Андрей Рябинский сказал, что ему пришлось заплатить Джонсу за реванш 800 тысяч долларов - то есть в четыре раза больше его реальной цены. Стоило ли добиваться этого боя любым путем? 


- Рябинский взялся за профессиональный бокс, а любое дело сначала требует больших вложений, а уж тем более наш вид спорта. Я думаю, что он нисколько не лукавит, что пришлось предложить Джонсу больше. Единственное что, темнокожие ребята ведут игру не по правилам. Но, у нас очень хорошая команда, мы находим ходы. Хочется сказать спасибо всем, кто помогал мне сделать так, чтобы второй бой состоялся, и это было в Москве. 


- Злость на Джонса еще осталась? Или она больше на самого себя? 


- На тот момент, когда я узнал о том, что у него обнаружили допинг, была злость и, я бы даже сказал, ненависть. Не буду врать, такое было. Но сейчас и граммулечки ненависти не осталось. Есть только спортивная злость. Может быть, это мой недостаток, и я должен бы его до сих пор ненавидеть… А у меня нет такого. Но, побить я его постараюсь сильно. 


- Рябинский также отметил, что в вашем углу может появиться Роуч…. 


- Увидите 25 апреля. 


- Абстрагируемся от Роуча. Александр Поветкин говорил о том, что он не всегда мог понять команды из угла во время боя против Владимира Кличко. Это было связано с тем, что там помимо Александра Зимина был англоязычный Стейси Маккинли. У вас такой проблемы не возникнет? 


- Для меня такой проблемы не будет. Я уже нарисовал план, мне уже просто нужно выйти и показать ту работу, которую я провел за три месяца. 


- Уже были мысли о том, что будет после возможной победы над Джонсом? Реванш прошел, а что дальше? 


-  Нет, пока все мысли только об этом бое. Я жду этого поединка, очень хочу показать хороший бокс. Знаю, что и Джонс опять приедет, как раненый зверь. Я уверен, что этот будет классный бой. 


- То самое роковое рассечение все-таки произошло из-за какого-то сбоя или ошибки. Что нужно сделать сейчас, чтобы такого не случилось? 


- Знаете, это немного настораживает. Опять же, это черта профессионального бокса в США. И, если вы посмотрите на бой Валерия Брудова против Джонса, который проходил в Панаме, то увидите, что у Валеры также было разорвано лицо. Скорее всего, это хитрости катмена. Но, в этот раз мы постараемся их обезоружить. Все это читается, у меня в углу будут люди, которые проследят за этим моментом, за тем, как будут тейпировать Джонса. А там - как фишка ляжет.
- Выбор перчаток в этом случае не менее важен. 


- Это очень важно. Мы будем более серьезно относиться к этим вещам. В боксе нет мелочей, важна каждая деталь. 


- Успели ли пообщаться с Поветкиным после возвращения в Москву? 


- С Сашей мы виделись в четверг, пообщались, обменялись мнениями. Конечно, у него свой взгляд на некоторые вещи, у меня - свой. Но, в целом, мы в одной команде, у нас один стержень внутри - спортивный, боевой. Во многом я беру с него пример. Поэтому, я очень рад, что в моей жизни есть такой человек. Хочу сказать такие же слова ему - он должен знать, что я у него тоже есть и для него сделаю все, что нужно. 


- Многие опасаются того, что у вас долго не было серьезной практики боев. Не прошло ли это чувство?


- Нет, такого ощущения нет. Есть чувство, что я голоден. Поэтому, как говорится, приятного аппетита!



Поделиться новостью:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Комментировать:
Вконтакте Facebook

Материалы по теме:

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Блог

Добавить пост в блог

Не указан ID опроса.

Cloudim - .