Виктор Агеев. Мистер совершенство.

Виктор Агеев. Мистер совершенство.

07.07.2017


Сегодня исполняется 76 лет со дня рождения великого советского боксера и тренера, бессменного Президента Федерации Профессионального Бокса России Виктора Петровича Агеева. Говорить об этом феноменальном атлете и неординарном человеке можно бесконечно. В его биографии и личности как в капле воды отразилась сама суть и природа русского бокса, а так же драматическая история нашей страны, именно эти два обстоятельства делают Виктора Петровича гением. Человеком наиболее ярко отразившим дух времени в котором он жил в свои лучшие боксерские годы..

Илья Рябцев. Трудно поверить, что Виктору Петровичу уже 76 лет. Отлично помню его молодым, красивым, уверенным в себе в знаменитом бою с Борисом Лагутиным в 1967 году, проходившем в московском Зеленом театре. Тогда я мальчишка впервые воочию увидел бойца, о котором мы слагали легенды вмосковских дворах и о котором с восхищением говорила вся столица. С тех пор прошло пятьдесят лет. Завершилась боксерская карьера Агеева, началась тренерская, затем он возглавил отечественный профессиональный бокс. Идут годы, но одно остается неизменным Виктор Агеев продолжает оставаться центральной, эталонной фигурой нашего бокса. Этот уникальный боец и тренер оказал такое влияние на российский бокс, что в сущности стал его живым олицетворением.

Алексей Гусев. Да это так. В боксерской журналистике я уже больше 15 лет и одно из первых имен, с которым мне пришлось столкнуться в моей работе это Виктор Агеев. Однако, должно было пройти время что бы я в полной мере смог оценить его значение для нашего бокса. Работая с архивами, снимая фильмы об этом неповторимом человеке, принимая участие в совместных с ним телепроектах, я очень скоро понял, что мне выпала редкая удача познакомиться с одним из величайших бойцов в истории, гением импровизации, подлинным новатором и суперзвездой олимпийского бокса на все времена. Таким же как Как Кассиус Клей, Шугар Леонард, Ласло Папп, Феликс Савон... Хотя, любое сравнение лишь приблизительно, а потому некорректно. Слишком уж самобытен любой гений. А тем более самобытен Виктор Агеев.

Илья Рябцев. Конечно, Агеева никак нельзя было не заметить и не запомнить. Даже если ты видел его только в скупых кадрах документальной

хроники. Эта дерзкая, озорная, провоцирующая бравада, низко опущенные, словно приглашающие атаковать руки, легкие ноги, постоянная, но непредсказуемая смена ритма и направления движения, непрекращающиеся, путающие соперника обманные движения и такие естественные ложные выпады, вдруг завершающиеся внезапным сокрушительным ударом. Его действия в ринге напоминали работу матадора на арене. Он и был как матадор: элегантный, искрометный, фееричный, умный изящно и легко противостоящей грубой брутальной силе и напору.

Алексей Гусев. Стиль бокса предложенный Агеевым не случайно совпал с «оттепелью», эпохой перемен в советском обществе. Первым полетом в космос, привкусом свободы и надежды, распространяющейся модой на джаз, как на музыку свободной импровизации. Я думаю, такой талант рождается раз в сто лет, его востребованность как звезды и символа времени так естественно совпала с шестидесятыми. Тореадор, Есенин бокса, как его только его не называли, с чем и с кем только не сравнивали внешне открытую манеру Агеева падкие на сенсацию журналисты. В ринге и за его пределами Виктор мало соответствовал каноническому образу советского комсомольца. Он рушил все заскорузлые, застывшие стереотипы. В ринге он скорее походил на веселого и дерзкого уличного хулигана с опущенными руками и самоуверенной улыбкой приглашающего оппонента по мужски выяснить отношения.

Илья Рябцев. Нельзя не согласиться с экстраординарной одаренностью Виктора Агеева. Не знаю с какой именно частотой рожаются такие уникумы, но, несомненно, не так уж и часто. Вот в девяностые весь мир захлебывался от восторга, глядя за тем, как боксирует Рой Джонс. И, правда, он тогда выглядел впечатляюще, в течение почти полутора десятка лет не встречая в ринге достойного сопротивления. Но Рой Джонс – это всего лишь ремейк, копия, причем не идеальная, гениального Агеева опередившего и предвосхитившего стилевые находки американца на целые четверть века. Это пока еще могут подтвердить все, кому посчастливилось видеть или не посчастливилось на себе испытать умение Петровича превращать любого своего соперника (кроме Бориса Лагутина) в неумелого клоуна. Феноменальный талант Агеева, не предполагал чрезмерного перенапряжения. Агеев идеально чувствовал, когда и сколько именно нужно ему тренироваться, что бы быть в полном порядке. Что отлично понимал его личный тренер, мудрый Владимир Фролович Коньков. Петрович всегда боксировал, жил и продолжает жить в удовольствие. Это его природа, он не мог и не может иначе. Благодаря именно этому он и стал тем, кем мы его знаем и любим. Одним из величайших бойцов в истории.

Алексей Гусев. Виктор Агеев что называется, и не шагал в общем строю, работа с Коньковым научила его трудиться с умом, делая упор на то, что получается у него лучше всего. Хочется добавить, что он был очень разносторонним и умным бойцом. Когда надо, он мог работать и в классическом стиле, что блестяще доказал в поединках с великим Борисом Лагутиным. Петрович был блестящим тактиком и заранее знал, как ему боксировать и чем удивить оппонента. Если же поединок начинал складываться непредсказуемо, он и вовсе ощущал себя как рыба в своей родной стихии. В стихии импровизации.

На формирование уникального стиля Агеева не могло не повлиять его окружение. Особенно в сборной. 60-е стали поистине великой боксерской эпохой в истории нашего бокса. Эпоха золотой, непобедимой сборной Виктора Огуренкова. Конкуренция в команде была такая, что даже третий номер национальной команды спокойно мог претендовать на победу в любом международном боксерском турнире. Тогда считалось, что стать чемпионом Советского Союза было намного сложнее, чем выиграть чемпионат Европы. В каждой весовой категории творили настоящие виртуозы ринга. Их признание было всемирным и безоговорочным. Олег Григорьев, Валерий Попенченко, Борис Лагутин, Станислав Степашкин, Ричардас Тамулис, Дан Поздняк и другие. Любимец Огуренкова Агеев, выделявшийся даже на таком мегазведном фоне, являлся настоящей вишенкой на торте, особой краской подчеркивающей недостижимое величие той советской сборной. Виктору Агееву принадлежит совершенно уникальное достижение: за десятилетие выступлений на высшем уровне он не проиграл ни одного из 34-х своих международных боев. Но самым главным его достижением был стиль. Стиль, который буквально ошарашил, шокировал мировую боксерскую общественность. Так же как в олимпийском Риме 60-го потряс мир бокса 18-летний инопланетянин Кассиус Клей. Петрович был звездой, на которую как в театр ходил весь советский истеблишмент, культурная элита и творческая интеллигенция.

Илья Рябцев. Думается, ты согласишься со мной Алексей, что кульминационной точкой в карьере Виктора Агеева стало противостояние с двукратным олимпийским чемпионом, двукратным чемпионом Европы, многократным чемпионом страны Борисом Лагутиным.

Как известно, первые годы карьеры Агеева прошли во втором полусреднем весе (67 кг). Надо было иметь большую уверенность в себе, что бы решиться перейти в средний вес (71 кг), где правил железной рукой практически не проигрывавший ничего и никому Лагутин, выглядевший на фоне конкурентов безупречной и беспощадной как судьба боевой машиной. Но Агеев все-таки дерзнул бросить вызов олимпийскому чемпиону. Их бои в промежутке между 1964 и 1968 годами были главными хитами боксерского сезона. И нетолько боксерского. Это было хрестоматийное столкновение канонического стиля, дисциплины и титанического трудолюбия с импровизацией, непринужденной элегантностью и ощущением внутренней свободы в которой явно ощущалась гениальность. Лагутин в классической стойке против рискованно полуоткрытого и провоцирующего Агеева. Счет их официальных встреч 2:2, но многие очевидцы и сегодня настаивают на некотором моральном и стилевом преимуществе Агеева в четырехсерийной дуэли гигантов советского ринга. Это косвенно подтверждается тем, что именно Агеев был выбран Огуренковым на роль первого номера сборной в первом среднем весе. Именно Агеев должен был поехать на ОИ в Мехико. И как считают очевидцы, он имел большие шансы вернуться из Мексики с золотой медалью (вместо него по праву доставшейся Лагутину). Но все эти расчеты остались в области сослагательного наклонения.

Как бы там ни было, это было противостояние на все времена. Удивительно, что кинематографисты до сих пор не обратили внимание на драматургию эпического столкновения двух уникальных и при этом совершенно разных человеческих характеров и мировоззрений. Мог бы выйти фильм похлеще «Бешеного быка» Мартина Скорсезе основанного на фактах противостояния Рэя Робинсона и Джейка Ла Мотты.

Алексей Гусев. Да, спортивное счастье изменчиво и не постоянно. Громкая всенародная слава и манера вести себя свободно (временами с некоторым перебором) сыграли в жизни Виктора Агеева роковую роль. Наслаждаясь своей известностью и приключениями на ночных улицах столицы он,будучи основным, фактически уже утвержденным кандидатом на поездку в Мехико, попал в неприятную историю и уступил свое законное место в национальной команде более дисциплинированному и идеологически выдержанному Лагутину, который выиграл свое второе олимпийское золото. Однако нет никаких сомнений, что поехав на ОИ 1968 года Агеев при любом раскладе должен был стать олимпийским чемпионом. Ведь на предолимпийской неделе, за год до игр в 1967-ом, он показал такой уровень бокса, что в его победе не сомневался практически никто, даже его соперники. Тогда же в Мехико, он с любопытством заглянул в залы мексиканских профи, где успешно спарринговал со звездами национально и мирового уровня.

Наш фильм о Викторе Агееве начинается с импровизации джазового барабанщика. И ты как автор сценария угадал главное, что Агеев был и остается одним из символов эпохи оттепели, времени, когда ярко расцвели звезды культуры, науки и спорта, такие огромные фигуры как Гагарин, Брумель, Аксенов, Высоцкий, Евтушенко, Солженицын и многие другие. В этом пантеоне 60-х заметное место занимал и Агеев, на бои которого ходили представители интеллигенции, увидевшие в боксе не мордобой, а тонкое искусство игры с опасностью. Бокс от Агеева был чем-то совершенно новым, созвучным эпохе перемен. Многие тогда интуитивно уловили в стиле молодого бойца-виртуоза такое востребованное в те годы чувство свободы, раскованности, органическое неприятие надуманных ограничений, рамок и условностей которыми была опутана жизнь тогдашнего советского человека.

Илья Рябцев. Не хочется быть банальным, но на примере Петровича еще раз убеждаешься в том, что талантливый человек действительно талантлив во всем. Как я уже говорил, харизма Виктора Агеева была столь очевидна, что он приковывал к себе внимание буквально мгновенно: выдающийся спортсмен и чемпион, высокий, стройный и красивый он отлично и со вкусом одевался, был остроумен, непринужден и уверен в себе и где бы ни оказывался, всегда являлся душой любой компании. После завершения боксерской карьеры он перешел на тренерскую работу в родной ЦСКА, сразу же заявив о себе (кто бы сомневался) как об одном из наиболее перспективных советских тренеров тогдашнего молодого поколения.

Алексей Гусев. Да тут и спорить не о чем. Несомненно, Агеев является тренером от Бога. Специалистом уникального профиля. Петрович это такой мастер финальной, окончательной огранки, доводки. К нему в руки, как правило, попадали уже практически состоявшиеся мастера в почерке которых была необходима некая тонкая нюансировка, поправка психологического или технического характера. Именно мастерский мазок художника тренерского цеха Виктора Агеева завершил стилистический облик таких звезд отечественного ринга как: Анатолий Петров, Петр Галкин, Виктор Рыбаков, Виталий Соломин, Валерий Лимасов, Виктор Карпухин, Сергей Кобозев, Виктор Егоров.

Илья Рябцев. Вот уже 25 лет Виктор Агеев является бессменным Президентом Федерации Профессионального бокса России. И это не случайно. Его имя и безусловный авторитет являются важнейшими объединяющими фактором вокруг которого происходят все главные события в нашем боксе. Недаром в профессиональной среде его зовут по-семейному просто – Петрович. Его харизма бойца, чемпиона, тренера, наставника, руководителя по-прежнему притягивает всех тех, кто имеет отношение к нашему виду спорта. А его советы до сих пор востребованы у мастеров бокса самого разного уровня. Именно Петровичу и одному из его любимых и самых близких учеников, вице-президенту ФПБР Анатолию Петрову наш профессиональный бокс в значительной мере обязан своими (несмотря на юный возраст) заметными успехами, позволившими российскому боксу в минимальные сроки подтвердить свой статус одного из признанных лидеров мирового профессионального ринга.

Алексей Гусев. Виктор Петрович Агеев не только гений, но и живая легенда. Его боксерский почерк никогда не сотрется из памяти тех, кто когда либо видел Виктора Петровича в ринге. А архивные записи одной из главных легенд 60-х приведут в бокс еще не одно поколение мальчишек.


Автор:  Илья Рябцев и Алексей Гусев

Поделиться новостью:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Комментировать:
Вконтакте Facebook

Материалы по теме:

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Блог

Добавить пост в блог

Не указан ID опроса.

Cloudim - .