Борьба за толерантность

bd6f4a55ba92be7400ad54d48cb995d3.jpg
Этот текст не о том, как сложится картина третьего боя Пакьяо и Брэдли. Он скорее о том, как мировая общественность превратила отменное фанатское зрелище в некую гомофобную метусню. Что здесь возмущает больше всего? Да то, что в наш суровый боксерский мир сунули нос те, кому там совсем не место. Бои Пакьяо и Брэдли – это тот редкий случай, когда все открыто и на поверхности, мы все знаем, что нас ждет в ринге – великолепный и зрелищный мордобой. То, что доктор прописал.

И вот, когда мы все дружно закрылись в комнате перед телевизором, отключили телефоны, отправили жен на кухню, чтобы насладиться красивенным боксом со всеми его прелюдиями в виде пресс-конференций, открытых тренировок и выпусков «олаксесов», в эту комнату вдруг вломилась толпа непонятного народа и стала трясти перед нами флагами и генеталиями. Это я к тому, что отличный бокс вдруг превращается в некий цирк.

Нет, безусловно, бой будет хорошим. Это же Пакьяо и Брэдли в ринге, по-другому просто быть не может. Но приятное и томительное ожидание этой схватки слегка подпорчено. Вместо того, чтобы сконцентрироваться на том, в какой форме выйдет Пакьяо, на очередной квартирной ставке Роуча, на словестной перепалке Атласа и Диаса, на качестве спарринг-партнеров бойцов, мы почему-то должны слушать о том, как Найк отказался от поддержки филиппинца, о том, как его фанаты сжигают их обувь, о том, как Майк Тайсон огорчает нас своими речами, как весь Голливуд вдруг показал свои радужные труселя. Зачем нам это все?

Причина всех этих словестных «меньжеваний» проста и понятна и тянется, как и все плохое и хорошее из одного прекрасного места – США. Именно там сейчас такие слова как «Толерантность» и «Равноправие» набивают оскомину даже тем, кто произносит лишь их первую букву. Сейчас всякий фрик без царя в голове может заявить об ущемлении его прав на то, чтобы подсматривать как спариваются самки орангутангов. Если кто-то его снимет за этим занятием на камеру, выложит в интернет и посмеется, оператора тут же упекут за решетку. При том сделают это судорожно быстро и трясущимися руками. Еще бы. Какая же это демократия, если мы не даем человеку делать то, что он волен делать.

Свобода давно смешалась со вседозволенностью, прекрасное с ужасным, а добро со злом. И весь этот коктейль сейчас подается в штатах под прекрасной формулировкой – нет дискриминации. А какой? Это уже не важно. Любой.

Можно подумать, что это мнение лишь наше – славянофилское, которое далеко от понимания той алякультурной жизни, коей живет весь процветающий западный мир. Но, ребята. Америку тошнит от их собственных законов. Не от всех, конечно. Но от повальной толерантности так точно. Яркий пример – это типичный американский мультфильм-правдоруб – Южный парк.

Там всегда было все злободневное. Они высмеивали все пороки и всю подноготную грязь, что творится в штатах и в целом мире. И если раньше для критики атаки США на Ирак хватало одной серии, то вопросу толерантности посвящен весь последний сезон этого сериала. Разве не это показатель того, что сами писатели законов защиты ущемленных понимают, что уже не контролируют этот процесс, превратившийся в абсолютный бардак и беспредел?

И с кем нам соглашаться в этом случае? Слушать Майка Тайсона? Без обид, легенда, но тебе нет никакого дела до всех этих проблем. У Майка слишком много своих косяков, чтоб рассуждать о чужих. Погуглите хорошенько, у него десятки противоречивых интервью. То он поддерживает Путина, то он обожает Россию, то пошел к черту глава РФ, руки прочь от Украины, то он наркоман до сих пор, то он сто лет в завязке. Майк говорит то, что нужно сказать прессе. Если хоть один гомосяо сядет с ним за столик в ресторане и отвесит пару комплиментов, то Железный тут же отвесит ему пару плюх. А как же толерантность и терпимость? А никак. Здесь будет работать инстинкт, заложенный в нем природой.

Вся эта шумиха вокруг Пака показала нам то, что не все так просто в этом мире. Особенно в мире богатых и знаменитых. Я не буду перечислять всех тех, о ком я с ужасом узнал парочку нелицеприятных фактов. Но все же некоторых назову.

Гендальф. Старый добрый Гендальф Серый и Белый в одном лице. Оказывается, что он совсем не рад тому, что Пакьяо у нас гомофоб. А все почему? Потому, что этот прекрасный волшебник уже давным давно по ту сторону баррикад. Главный герой сериала Гримм, мужественный и брутальный боец – его тоже не радуют слова филиппинца. А почему? Да потому, что под брюками со стрелками у него желто-розовые стринги. И как теперь смотреть Гримма?

Единственный, кого надо было слушать – это Тайсон Фьюри. Черт побери, этот парень нравится все больше и больше.

«Чтобы дьявол спустился на Землю нам нужно узаконить три вещи: аборты, гомосексуализм и педофилию. Последнее звучит дико, но если бы 50 лет назад я бы сказал, что первые две будут приняты на государственном уровне – на меня бы смотрели как на сумасшедшего»

Вот в чем соль. Так оно и есть. И вся эта история с Пакьяо – лишнее тому подтверждение. Толерантность и дискриминация, равноправие и терпимость – все это размылось до таких пределов, что вот-вот лопнет и зальет весь мир своей тупостью. Что помешает какому-нибудь психу через 10 лет тотальной толерантности заявить о том, что ему очень нравится спать с 14-летними мальчиками и ему не нравится, когда другие это осуждают. И мы подумаем – ах вот оно что, ведь он прав, у него есть на это право, нельзя ущемлять его желания. И пусть он несет их в массы, устраивая парады. Абсурд чистой воды, который грозит массовой катастрофой, провангованной Тайсоном Фьюри.

Можно допустить такую мысль: а что если все это грамотная пиар-кампания этого боя? Почему нет? Десятки тысяч проданных платных трансляций уйдут в лагерь с радужными флагами только потому, что они хотят увидеть, как толерантный Тимоти Брэдли восстановит справедливость невежде Пакьяо. Любая шумиха идет на руку поединку. Он раскручен теперь донельзя и потеря Найк будет компенсирована сполна.

За данный текст в Калифорнии могут поставить в один ряд с Пакьяо, параллельно пригрузив байку про Фрейда и то, что у меня с этим делом тоже не все в порядке, согласно его безумных теорий. Но, раз уж там так в моде толерантность, то к моим мыслям она также должны быть применима. Вот такая вот позиция, уважайте ее. Я хочу донести ее в массы. Хочу устроить парад в честь своих традиционных взглядов.

Я всегда болел за Брэдли, но теперь – вперед, Пакьяо!  
Cloudim - .