Привычка выходить на ринг

e4171a40d3eeadeafcfea9131182a86a.gif

Что было основным мотиватором для Хуана Мануэля Маркеса выходить на бой против непобежденного чемпиона WBO в свои 40 с хвостиком – загадка для всех фэнов и почитателей таланта этого, безусловно выдающегося, мексиканского боксера. Собственно, ответ кроется в предыдущем предложении. Да, Маркес -– это выдающийся мексиканский боец, воин, боксер, который ни разу не сдавался на протяжении всей своей карьеры и ни в коем случае не сделает это ни сейчас, ни в последствии. А повесить перчатки на гвоздь, пускай и в статусе брутального победителя самого Мэнни Пакьяо, означало для мексиканца только одно – сдаться. Сдаться для мексиканца, для уроженца страны, где с колыбели прививают борьбу за свободу и независимость, означает перечеркнуть свое прошлое, признать поражение. А такого Маркес не мог себе позволить.

Вряд ли кто-то решит попрекнуть его в том, что за бой с Бредли он взялся по причине жажды наживы и обогащения. Нет, за свою яркую и богатую и в духовном и в материальном плане карьеру, Хуан Мануэль положил в копилку дома Маркесов не один миллион звонких американских долларов. Сомнительно, что мексиканцем вдруг овладела золотая лихорадка, хотя алчный человеческий фактор никогда нельзя исключать. Но только не в случае Мануэля, уж слишком честным и простым кажется этот парень, чтобы рвать свои последние жилы, ради сотни-другой тысяч.

Непокоренные горизонты? Пояс WBO и пятая категория, взятая мексиканцем – это заманчиво, не согласиться сложно. А в остальном? Какая еще вершина была на пути Маркеса? Пакьяо, Мейвезер? Все это уже было, все это уже пройдено. А выше головы не прыгнешь. Другими словами, этот бой с Бредли обещал стать финишным, окончательным и бесповоротным. Хотел ли этого Маркес? А вот это уже опять-таки сомнительно.

Вот и выходит, что Хуан вновь взялся за оружие только по одной причине, той, что и очень многие олдскул-чемпионы до него – он просто не понимал, что это значит, взять и прекратить драться. Точно также как тяжело и непривычно передовому рабочему завода вдруг раз и выходить на пенсию, также и мексиканцу было невдомек, какого это – уйти с ринга навсегда, прекратить работать, спать тогда, когда он привык бегать, есть тогда, когда он привык молотить грушу и спарринг-партнеров. Уйти из профессионального бокса вовремя есть тяжелейшая и неподдающаяся изучению наука. Единицы могут постичь ее, а десятки сыплются на первом же возрастном экзамене.

Нет, Маркес не «посыпался» как это сделали и делают Джонс и Тони. Он выступил вполне достойно, просто услышал первый тревожный звонок. Он дрался достойно для старого…нет, это слово не хочется произносить рядом с этой звездой мексиканского бокса, коей он в полной мере является. Скорее он выступил достойно опытного 40-летнего воина, видавшего в ринге и огонь и воду. Но дерзкий молодой ученик, который к своим 30-ти годам уже успел побывать в самом пекле профессинального бокса, устроенным ему Пакьяо и Проводниковым, оказался слишком хорош, слишком подготовлен для Маркеса, только и всего.

Хуан Мануэль всегда имел славу отличного контрпанчера, а после присоединения к его команде скандально известного допинг-фитнес тренера и скоростной отправки в царство сна с одного удара филиппинского монстра бокса, мекс