Интервью с Вадимом Токаревым

17.08.2006


Первый после Белла
В середине мая популярный казанский боксер Вадим Токарев сделал то, чего от него не ожидали многочисленные критики, – нокаутом выиграл бой в Америке у сильного местного боксера Феликса Коры. Теперь он второй в мире по рейтингу, уступая лишь чемпиону мира по нескольким версиям О’Ниллу Беллу, у него контракт на три боя в Америке, последний из которых должен стать боем за титул чемпиона мира.

В Америке главный - боксер
- Вадим, твоя первая поездка в Америку вызвала у тебя непередаваемый восторг. Эмоции после третьей поездки остались такими же или несколько схлынули?
- Сейчас эмоций поменьше. Что мне там нравится, – в Америке голова свободна от неспортивных проблем. Заключил контракт на бой и все, тренируйся, готовься. В России приходится отвлекаться на проблемы с организацией турнира, еще чего-то, в которых спортсмен вообще не должен участвовать.
- Что-то схожее с армией, где есть неприятие того, что кто-то тобой командует, с другой стороны – за тебя обо всем думают, все делают, только служи.
- Схожесть есть в спартанской обстановке. Но в армии ты подневолен, а здесь свободен. Ты можешь отменить тренировку, если не готов к ней, перенести ее на другое время. Мы платим деньги тренерам, и они спрашивают, – «Ты сегодня тренируешься? Что мы сегодня отрабатываем?». Мы подстраивались разве что под спарринг-партнеров, гоняясь за ними по залам, как цыгане. Потому что спарринги – это основа тренировки боксера. Чтобы с чемпионом постоять в паре, едешь к нему, куда деваться? Главный там боксер. Если тренер не приехал на тренировку, то не получил «капусту», вот и все. Боксер же нанимает менеджера, который решает его проблемы. А там все за бабки.
- Тогда получается, что «в армии» тренер…
- Почему, он может отказаться. Тогда ему скажут, – гуляй, и наймут другого. Тренеров в Америке навалом. Лично я работал с Чато и Меньо, это отец и сын,
которые подготовили чемпиона мира Мартина Кастильо, недельки две поработал с Юко, это все мексиканцы, мы предпочитаем работать с ними.
- Была ли у тебя в Америке культурная программа или один бокс?
- Прогулки по Сансет-Бич, улице Променад. На океан ездил, в баню ходил по субботам, это святое. В рестораны, естественно, ходил кушать. Ездили на бой Барреры, еще на какой-то боксерский турнир, на концерт ходили в стиле панк, на баскетбол собирались, но не успели. Звезд всяких видели, я, правда, не знаю их по фамилиям. Зато Рустам и Вовка постоянно кого-то узнавали.
- Вовка это Владимир Зыков, другой казанский боксер, а кто Рустам?
- Нугаев.
- Тот же Нугаев имеет кличку Мангуст. Твои соперники практически все располагают псевдонимами. Тебя тоже, по-моему, несколько натянуто называли русским Тайсоном.
- Прозвище должно лечь на душу. Тренер шутил по моему поводу, – называя Хитмен, человек-удар. Я не хочу ничего к себе приклеивать, нет и нет. Это тоже оригинально.
- А в чем ты там выходишь на ринг? Здесь в последнее время начал выходить в меховых накидках.
- Мы на самом деле поехали в Америку подготовиться к бою, который планировался в Казани в мае. И были там без всего. Пришлось форму покупать. Халаты сейчас не особо котируются, поэтому вышел в футболке. Какая разница, – что на ринге с себя снимать?
- Ты так расписываешь Америку, чувствуется, что тебе там нравится.
- Я говорю обо всем хорошем, что есть там. Это не значит, что нет ничего плохого. Навалом! В том же Лос-Анджелесе есть район черных, который они сами называют «Джунгли». И боятся там появляться, потому, что там, только ты шаг сделал из машины, тут же подлетают местные хулиганы, и как пираньи, за секунду от тебя оставляют один только скелет. Страшно! Более того, я стал свидетелем ограбления. Иду по улице, вдруг вижу навстречу мне бежит черный. В одной руке пистолет, в другой сумка, наверное, с деньгами. Только что «ломанул» местный магазин. Я посмотрел на это, и на другую сторону улицы свернул, чтобы в свидетели, в случае чего, не записали. Плохого полно. Но не надо на этом зацикливаться. А в основном запоминается их доброе отношение к окружающим, особенно на тех же дорогах. Может быть, где-то наигранное. Но по мне лучше приторная вежливость, чем откровенная злоба.

Вадим Токарев, Лос Анджелес
- Вадим, как ты разрабатывал тактику на победный бой с Феликсом Корой? У тебя же есть два преимущества – ты и панчер, человек с ударом, который может решить проблему боя очень быстро, и очень выносливый сам по себе, которому 12 раундов провести не проблема.
- Все решает бой. Я обратил внимание, что на тренировках люди могут быть великими, а в бою никем. Серьезно, я смотрел на спарринги, там чемпионов мира лохматили, как бабушку, голова болтается, сейчас отвалится. В итоге все становится на свои места во время боев. Потому, что на тот момент чемпион может находиться только на начальной стадии подготовки, а его оппонентам нужно кровь из носу выложиться, показать себя, хотя бы на тренировках, вот и роют носом землю. Получается, как пружина, которая сгибается до боя, чтобы выпрямиться до упора в конкретный день, конкретный час. Иногда спарринг-партнер может быть реально сильней, но он пока еще не раскручен, не имеет хорошего набора боев.
- По высказываниям в прессе, самым интересным был четвертый раунд твоего поединка, когда его исход мог повернуться в любую сторону.
- Это со стороны. На самом деле было не так. В четвертом раунде была рубка с самого начала. А мне только это и надо было, люблю это дело. Попал Коре с правой, и он упал в нокдаун. Потом очень тяжело встал только на счет «восемь». Я как хищник, почувствовал запах крови. И начал думать – или я трачу все силы на добивание. Или работаю в прежнем ключе. Думаю – шанс есть, надо добивать. Кора уже «плывет» у канатов, но тут на меня навалилась
усталость, и я взял паузу. Тут соперник начал бить, и сложилось впечатление, что он попал. Хотя я просто взял передышку. Зрители орут, все на головах стоят. А для меня такой поворот событий просто подарок, когда он не закрылся, а в состоянии грогги полез на меня. И решил ударить его наверняка, в яблочко! Бах! Я в первый раз такое увидел, чтобы глаза у человека собрались у переносицы и он так ногами начал передвигать, как балерины в «Лебедином озере». Только назад. Это называют стоячим нокаутом. Глаза в кучу, сознание отключилось, только ноги по инерции продолжают работать. Правда, канаты не дали ему упасть, и я там его добил. После боя я хотел там же поужинать, в этом развлекательном комплексе, но это было невозможно. Все подходят, поздравляют - «Чемп! Чемп!» автографов им надавал кучу на русском, для них же это экзотика. Короче, отмечать уехали в другое место.

- Кстати, мне уже предлагали подраться с Корой, когда я еще был в России. А тут услышали, что я в Америке, и повторили предложение. Тем более, что «оформить сделку» стало гораздо проще, я жил в Америке. Даже на бою объявляли «Вадим Токарев, Лос-Анджелес». Когда мне предложили бой, то я сразу согласился. Ни секунды мы не рядились, тут же сказали «да». Это позволяло и в рейтинге подняться, давало шанс ворваться на верхушку.
- А такое быстрое согласие не снижает оценки человеку? Надо же было покапризничать, «пальцы погнуть».
- «Пальцы гнут» те, кто у кого козыри на руках. Это не Европа, не Россия, там в одном зале может одновременно работать по несколько чемпионов мира, а залов таких множество. Начнешь капризничать, тогда скажут «тьфу», про тебя забыли, другого нашли. Свои условия мы можем ставить сейчас, с козырями – рейтинг, оценка телевидения, которым очень понравился бой, завал звонков от промоутеров. Спрос сейчас гораздо повысился. Еще пример. Когда я был в Америке в первый раз, там был такой боксер Бальдомир. Он жил в спортзале, в уголке там спал, тренировался, как сумасшедший. И это оправдалось, он победил знаменитого Заба Джуду. Теперь парень поднялся, машина, бабки, все дела, и начал, как ты говоришь, «гнуть пальцы».
Кстати, на моем вечере было два главных боя – наш  и бой за звание чемпиона мира по АБФ в категории до 63 кило. Но, честно скажу, после нас он не смотрелся вообще. 
- Когда бой идет, ты привык ориентироваться на команды на русском языке. Там работал с тренерами-иностранцами.
- Поэтому все было на английском. Перестраиваешься без проблем. Мозг в бою работает как компьютер. Я слышу даже те подсказки, которые дают сопернику, и фильтрую их. Могу принять во внимание даже крик зрителей, если в нем будет что-то дельное.
- Вадим, после приезда из Штатов у тебя несколько изменился внешний вид (На шее у Вадима висело несколько цепей, делая его схожим с представителями рэп-культур Америки).
- Все мы меняемся. В Америке люди одеваются более свободно. Я тоже хочу одеваться, как мне нравиться. И освобождаться от некоторых комплексов. Вот и все! За океаном это не проблема, в одном магазине может висеть одежда, начиная стилем хиппи, продолжая авангардом, и заканчивая классикой. Человек в течение дня может поменять свой стиль в одежде.
- То, что ты поменял климатические условия во время тренировок, не сказалось на твоем весе?
- Нет, в этом плане все нормально. Самый лучший климат в Лос-Анджелесе, там 40 градусов практически не ощущается. Тяжело тренироваться в Майами, там очень влажно. Зато, когда приезжаешь драться в любую местность, то ты просто красавец, как будто с высокогорья спустился. И, тьфу-тьфу, не болел ничем. Помучился немного с акклиматизацией, но отменил тренировку и пережил все без проблем.
- Успевал в Америке следить за событиями в Казани? Например, за тем, что «Ак Барс» стал чемпионом страны?
- Смотрел по платным каналам. Но, честно скажу, я болею за своих. В «Ак Барсе» своих нет. Кто там, Леха Чупин, которого я хорошо знаю, но он ижевский. Казанцев практически никого. Что мне за них болеть? Также меня не волнует казанский футбол, тем более, баскетбол. Я болеть буду, например, за Светлану Демину, пловчиху Яну Мартынову, за наших хоккеистов, которые играют в других клубах – Ячанова, Кудерметова, Сараматина, моих друзей.
Мы с ними созванивались, и, представляешь, первым меня поздравил Димка Ячанов. Как он узнал про мою победу, бой-то не показывали по телику.

В российском профи-боксе бардак и авось
- Когда ты тренировался в Лос-Анджелесе, другой казанский боксер Владимир Зыков был вместе с тобой. Мы его еще нескоро дождемся, поэтому придется тебе и за него отдуваться.
- К сожаленью, сам бой Володи я не видел. Да и тренировались мы нередко по разным залам. Но то, что видел, понравилось, – пашет по взрослому. Результат - четкий нокаут, после чего соперника Зыкова откачивали.
- По словам менеджера компании «Немирофф Медиа» Александра Горбенко, у них есть огромное желание провести твой бой за титул именно в России, чтобы ты стал первым, кто завоюет титул для России на родине.
- Я сейчас будут ругаться, наверное. Мне все эти разговоры уже серпом по одному месту. Покажите деньги! В российском профи-боксе пока бардак и «авось». За час до выхода на ринг непонятно – будет турнир, не будет, состоится бой или нет, заплатит ТВ или нет? Боксер, как часы, должен раз в три месяца драться, а здесь по году можешь ржаветь. В Америке тоже может произойти накладка с отменой боя, но ты за него свои деньги, оговоренные контрактом, получаешь. У нас не так. Поэтому отвечу на все эти разговоры так - предложат бой,  дадут контракт, выполнят его условия, почему не драться? С удовольствием!

Медали есть, но только за бокс
- Команда, с которой ты долгое время работал, была отечественной. Промоутер и менеджер Ринат Юсупов, соменеджеры Александр Абросимов и Эдуард Гумашьян, бывшие тренеры Владимир Кушнир, Евгений Захаров…

- Все, чего я добился, благодаря труду нашей слаженной команды. Пробиваться назло всем и всему, это было очень сложно. Мало кто помогал, нужно еще спасибо нашему министру спорта сказать, Марату Бариеву. Мой менеджер Ринат Юсупов с той самой работой, которую он проделывал при моем подъеме, в Штатах был бы миллиардером. Да, сейчас я стал работать с американской промоутерской фирмой, только потому, что у нас существует предел возможностей. Потолок!  В Америке другие деньги, другие возможности, хоть стену головой пробей. Всей нашей команде надо давать «героев Труда».
- Ну, за 1000-летие Казани, наверное, дали.
- Ринат Андарзянович получил, но как директор спортивного комплекса, а не за труд со мной.
- Проснулся интерес к тебе со стороны центральных спортивных изданий?
- Пока не ощутил. И, слава Богу. Все, что у нас делается, это буря в стакане. Какие-то интриги свои, кто кого любит, кого нет. В интернет наш вообще залезать неохота. Злобой просто переполнен. Бой еще не состоялся. А обоих боксеров уже облажали. В Америке по-другому. Турнир прошел, его разбирают по крупицам, и по нему делают оценки.
Бытовые условия мне больше понравились в Голливуде, чем в Майами. Мы там снимали дом, который был в десяти минутах от «фабрики грез». Сплошная идиллия! Вечером выходишь погулять, тишина, птички поют, звери какие-то диковинные ходят. Они уже привыкли, что к девяти часам можно выходить на улицы, разгуливать, люди в это время уже по домам сидят, отдыхают, никто никому не мешает. Очень интересно!
- Известен случай, когда у Токарева был отменен бой из-за того, что его противник был инфицирован.
Ринат Юсупов: - Да, и мы потеряли тогда большие деньги. Форс-мажор, что поделаешь? Ко мне подходил потом менеджер этого боксера из ЮАР. – «Брат, говорит, такая ситуация! Боксер потом ходил к колдунам, лечился». Как с него деньги получишь, они ему самому нужны теперь на лечение.
- Вадим, а ты не стал с того времени с большей опаской относиться к профи-боксу.
- Какие страшные вещи ты говоришь! Я сразу пошел, и сделал прививки! (Хохочет). На самом деле каждого боксера перед боем обследует медицинская комиссия, где требуются справки с результатами обследований на СПИД, гепатит и так далее. Без этого боксера не допустят на бой. Хотя, это у нас такой бардак. В Америке было бы по-другому. У того парня проблема, пусть платит. Я бы тогда не страдал, сами поймите, я же готовился к этому бою, как к любому другому, тренировался, был, как взведенная стрела, а в результате вся подготовка прошла на тот момент впустую.

Два часа на то, чтобы помочиться
- А в профессиональном боксе есть серьезный допинг-контроль?
- Он существует. Я замучился проходить эти тесты!
- Но, скандалов на этой почве почти ничего. Разве что Джеймса Тоуни дисквалифицировали, одного на тысячу. И то, во многом потому, что он бывший бандит, вел себя как на ринге, так и вне его, нагло, и ни у кого не вызывал симпатии. Остальные же, как будто бы, чисты, как стеклышки…
- Не знаю насчет остальных, скажу про себя. После каждого боя, попадаешь под конвой, ведут тебя в туалет, и стоят потом, наблюдают, как ты это делаешь. В Германии наблюдающим два часа пришлось на меня смотреть, потому, что организм был настолько обезвожен, что мочиться было нечем.
- Так как мы с тобой практически одного поколения, и когда росли, то вообще не знали, что такое наркотики, не буду спрашивать, - каким образом тебе удалось избежать знакомства с этой заразой в детстве. Но ведь были другие соблазны, такие как курение, или извечная российская проблема выпивки….
- Я скажу просто. В детстве я избежал всего негатива только потому, что у меня на дурное не оставалось времени. Никакого. Учился само собой, а остальное время проводил в секциях. Серьезно занимался хоккеем, ходил в другую секцию, третью. Конечно, есть сильные люди, которым сила воли не дает возможности разменивать себя на ерунду. Но меня спасала именно занятость. Как только появлялось свободное время, так и залезала в голову дурная мысль, – как и чем его занять? Поэтому нужно создать определенную систему, чтобы ребенок не смог воспользоваться дурными соблазнами.
Я, наверное, несколько разочарую окружающих тем, что сейчас скажу. Я не вижу никакой реальной пользы в любой антипропаганде. Против наркотиков, еще чего-либо. Мне кажется, что это малоэффективно. Включаешь иногда телевизор, а там акция против чего-либо, известные люди вступают, в мешках прыгают, еще чего-то. Несерьезно это! Исходя из личного опыта, повторюсь, нужно больше секций открывать. Спортивных, музыкальных, любых.
Потом, наверное, нужно чаще показывать успешных людей из любой области – спорта, кино, бизнеса, которые бы своим примером помогали подросткам отказаться от вредных привычек. Не как говорящие головы - не курите, не употребляйте наркотики…Опять же, в моем детстве, таким примером были великие хоккеисты – Вячеслав Фетисов, Сергей Макаров, Игорь Ларионов. Как выяснилось, они оказались не просто великими спортсменами, но и вполне успешными людьми. Хотя они не выступали по телевизору с какими-то речами,
не призывали к чему-либо.
Кстати, не хочу, чтобы у читателей создалось мнение, что я ханжа. Да, я не пью, не курю, но сейчас, кстати, позволяю себе выпить вина, причем, отдельные сорта, качественные, очень люблю. В норму, в меру, за ужином, на ночь бокал вина  – это бывает даже весьма полезно. В Америке я привык ходить в японский ресторан, где подают морепродукты, а к ним белое вино, это в день отдыха, когда нет тренировок...
- Ты сейчас лицо очень узнаваемое, и, вполне возможно, что к тебе могут обратиться поучаствовать в какой-либо акции, с самой благой целью. Откажешься?
- Я бы участвовал, хотя, в глубине души считал бы, что это малоэффективно. Заразителен пример. Как-то, после одного моего боя, на следующий день в секцию, где я тренировался, пришло записываться около ста ребятишек. Вот такие примеры хватают за душу. Правда, надо оговориться, что такие секции должны быть бесплатными! В Америке, в которой мы привыкли, что нет ничего задаром, подобные секции бесплатны! Там муниципалитеты оплачивают издержки. Лучше государству туда деньги вкладывать, чем на искоренение зла, на те же самые акции, какими бы громкими они не были.
- Я слышал, что ты мечтаешь об открытии подобного подросткового клуба, прежде всего, боксерского, чтобы ребята там бесплатно занимались боксом, спортом.
- Мечта такая есть. Я не хотел бы об этом говорить, пока дело не сдвинулось с мертвой точки. Из этого денег не сделаешь, потому, что в бокс изначально идут дети из неблагополучных, малоимущих семей. Брать с них деньги – невозможно, да и грешно. Поэтому я должен сам очень уверенно стоять финансово, чтоб иметь возможность содержать подобный клуб.  Это был бы мой вклад в какое-то оздоровление родного города, в его будущее. Хотя без поддержки государства, в этом деле, все равно не обойтись. Эта идея уже давно и крепко сидит в моей голове, и при первой же возможности, я ее воплощу!
Ринат Юсупов, менеджер Вадима Токарева: Я хочу сказать о другом. Несмотря на то, что нас выгнали из страны, мы своего добились. Наши недоброжелатели ныли, скулили, как шакалы Табаки из подворотни, «Токарев  домашний боксер, он только при Шаймиеве может побеждать», как будто Вадим кормился из рук президента, из бюджета. На самом деле, был голый энтузиазм, когда шесть лет тому назад мы уперлись рогом, и начали свой путь наверх. Не знаю, как сложится чемпионский бой, с кем он будет, но мы уже добились того, что претендуем на участие в нем. И я уверен - любого там порвем, как Тузик грелку. Короче, будем «царь горы»!

Джаудат АБДУЛЛИН


Количество показов: 1719

Поделиться новостью:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Комментировать:
Вконтакте Facebook

Возврат к списку

Блог

Добавить пост в блог

Не указан ID опроса.

Cloudim - .